user1-img3Глобалистика – это судьба.
(Слова из гимна факультета глобальных процессов МГУ им. М.В. Ломоносова).
Политическая глобалистика – это учебная дисциплина.

«Мягкая сила» как инструмент внешней политики

ПРОГРАММА курса «Мягкая сила как инструмент внешней политики.

(ПЛАНЫ ответов на экзамене)

1. Концепт «мягкой силы» Дж. Ная.

История создания термина «Мягкая сила». Сущность и содержание понятия «мягкая сила». Механизм реализации «мягкой силы». Три ресурса (источника» «мягкой силы». «Мягкая сила» как производная от трех источников государства: его политической идеологии, культуры и внешней политики. составляющих понятия «Мягкая сила». Критика концепта Дж. Ная. Неэффективность «мягкой силы» перед угрозами и глобальным рисками XXI века.

2. «Мягкая сила» как как средство латентного управления глобальным миром: определение, сущность и содержание.

Глобальное управление: формальные институты, неформальные институты. Средства глобального управления: формальные, неформальные. Уровни глобального управления: официальный, неофициальный, латентный.

«Мягкая сила» как средство латентного управления международными процессами в эпоху глобализации. «Мягкая сила» - внешнеполитический ресурс и специфический инструмент латентного управления международными процессами.

Объекты латентного управления. Особенности латентного управления. Определение, сущность и содержание понятия «мягкая сила».

«Мягкая сила» – совокупность внешних и внутренних факторов государства. Цели и задачи «мягкой силы». Проблема реализация «мягкой силы» страны. Базовые принципы реализации «мягкой силы». Инструменты и механизмы реализации «мягкой силы». Результаты эффективного применения инструментов «мягкой силы».

Прямой и латентный способы влияния на глобальные политические процессы. Сравнительная степень эффективности использования «жесткой» и «мягкой силы» в условиях глобализации. Роль политики «мягкой силы» в глобальных политических процессах.

3. Факторы и механизм влияния «мягкой силы». Постоянные и переменные компоненты и коэффициенты влияния.

Внешние и внутренние факторы «мягкой силы». положение в глобальной иерархии и геополитический статус страны. Внешние факторы: цивилизационный статус (; политическая и экономическая модель развития государства; стратегия развития государства и умение её реализовать на практике; информационные ресурсы страны, её коммуникативная мобильность и расположение на Великой коммуникационной магистрали. Внутренние (социокультурные) факторы «мягкой силы»: идеология; стиль, качество и уровень жизни; ценности (в том числе национальная идея); менталитет нации; культура страны; креативный потенциал государства и способность генерировать идеи и технологии, творческая сила нации.

4. Инструменты, ресурсы и коэффициенты влияния «мягкой силы».

«Мягкая сила» и «жесткая сила». Ресурсы влияния «мягкой силы» и «жесткой силы». Баланс «мягкой силы» и «жесткой силы». Способ достижения власти и влияния (в зависимости от статуса страны) методами «мягкой силы» и «жесткой силы». Пределы и ограничения применения «мягкой силы» в незападном мире. Инструменты и коэффициенты влияния «мягкой силы». Методы и средства трансляции «мягкой силы» великой державы. Национальные особенности «мягкой силы».

5. «Умная сила»: определение, сущность и содержание.

Разновидности политики «мягкой силы». Неэффективность «мягкой силы» перед угрозами и глобальным рисками XXI века. «Умная сила» в американском политическом дискурсе. Варианты понимания концепта «умная сила» в других странах. «Умная сила» как синоним правильной, эффективной политики. Сферы применения «умной силы»: альянсы и институты, глобальное развитие, публичная дипломатия, экономическая интеграция, технологии и инновации. «Умная сила» - новый интеллектуально-политический тренд и новая стратегия внешней политики западных стран. Реализация политики «умной силы» США. «Умная сила» - невоенные инструменты обеспечения безопасности и содействие глобальному развитию. «Умная сила» как сочетание ресурсов и инструментов «мягкой» и «жесткой» силы. Факторы, определяющие использование стратегии «умной» или «жесткой» силы. «Умная сила» - комплексная модель современного мирового лидерства.

6. Подходы к анализу концепта «мягкая сила» в российской политической науке.

Подходы к определению «мягкой силы» в российской науке. Технологический, инструментальный, ресурсный, силовой, инфлюентный, коммуникативный, конструктивистский и др. подходы к пониманию концепта «мягкой силы». «Мягкая сила» как совокупность гуманитарных ресурсов государства. «Мягкая сила» как инструмент реализации внешнеполитических интересов страны. «Мягкая сила» как инструмент внешней политики государства.

7-8. «Мягкая сила»: управление через влияние.

Трансформация концепции «мягкой силы» Дж.Ная. Возникновение и актуализация новых технологий и инструментов «мягкой силы». Доминирующее понимание современной стратегии и практики политики «мягкой силы» в данное время. Технология искусственного усиления неконкурентоспособности экономики данной страны. «Технология кондиций». Информационные атаки. Информационные вбросы.

Технология инициирования, управления и маршрутизации миграционных потоков. Технология разрушения и создания новых социальных объектов и реальности. Технология актуализации национальной идентичности. Политика «мягкой силы» как эффективное оружие трансформации сознания человека и инструмент создания заранее проектируемой новой социальной реальности.

9. Индексы «мягкой силы» страны в контексте исследования ‘Rapid growth markets soft power index (совместно со Сколково).

Понятие индекса «мягкой силы». Индекс «мягкой силы» как совокупность трех критерий: «интегрити» (‘integrity’), глобальная интеграция (‘global integration’) и глобальный имидж (‘global image’) страны. Понятие ‘integrity’: показатель индекса свободы (‘Freedom index’); явка на выборы (‘voter); господство права (‘rule of law’); вредные выбросы (‘CO2 emission’). Глобальная интеграция (‘global integration’) и ее показатели: иммиграция (‘immigration’); туризм (‘tourism’); степень распространения английского языка и владения им населением (‘English fluency’); рейтинг ведущих университетов страны (‘University rankin’). Индекс глобального имиджа страны (‘global image’) и его показатели: вхождения известных персон этой страны в рейтинг ‘Time 100’; экспорта медиа-продукции; наличие крупных известных во всем мире компаний; количество выигранных олимпийских медалей и степень распространения и популярности национального.

10. Инструменты, ресурсы и коэффициенты влияния «мягкой силы». Исследования «Монокль» и «Portland Communications».

Рейтинг журнала «Моноколь». Показатели факторов «мягкой силы» у экспертов журнала. Подходы к определению «мягкой силы»: методика «Монокля». Оценка данной методики. Рейтинг «Soft Power Survey» и «Top 25» ж. «Монокль». Исследование и методика Portland Communications. Объективные показатели, суб-индексы и номинации. «Top-30» стран в рейтинге «мягкой силы» по версии «Portland Communications».

11-12. Стратегия управляемого хаоса.

Глобальная неопределенность и турбулентность в эпоху глобализации: сущность и определение. Характерные черты глобальной неопределенности (турбулентности). Проявления глобальной неопределенности (турбулентности). Цель и задачи искусственно создаваемой глобальной турбулентности. Стратегия управляемого хаоса как метод достижения поставленной цели. Концепция управляемого хаоса или контролируемой нестабильности: её содержание и условия реализации. Взаимосвязь стратегии управляемого хаоса и парадигмы миссионерства США. Роль С. Манна и Дж.Шарпа в разработке стратегии управляемого хаоса. Причины актуализации стратегии управляемого хаоса в наше время. Основные положения доктрины «контролируемая нестабильности» или «усиления эксплуатации критичности» США. Субъекты и объекты стратегии «управляемого хаоса». Социальная база стратегии управляемого хаоса. Механизмы складывания хаоса в «стране-мишени». Перерастание стратегии управляемого хаоса в ситуацию неуправляемого хаоса. Появление симптомов неуправляемости дестабилизированного пространства в наше время.

13-14.«Цветные революции» как технология «мягкой силы».

«Цветная революция» как симулякр или суррогат революции. Цель и задачи «цветных революций». Методы и способы достижения цели. Родовые признаки «цветных революций». Этапы подготовки «цветных революций». Алгоритм и сценарий «цветных революций». Специфика механизма подготовки и реализации «цветных революций». Примеры «цветных революций». Проблема разработки комплексных превентивных мер по противодействию угрозе управляемого хаоса и «цветных революций». Пути и методы противодействия стратегии «управляемого хаоса» и «цветных революций».

15-16. Гибридные войны.

Гибридные войны – новый феномен глобального мира. История исследования проблемы. Разработки израильских ученых, их подходы к трактовке феномена гибридных войн. Характерные черты гибридной войны, которые выделяют израильские ученые. Два похода к пониманию феномена гибридной войны. Возможные синонимы понятия «гибридная война». Гибридная война: сущность и определение. Цели и задачи гибридной войны. Гибридная война как «конфликт – воронка». Гибридная война - специфический тип политических конфликтов. Гибридная война как результат «перерождения» обычного вооруженного конфликта. Условия перерастания конфликта в гибридную войну. Особенности и разнообразие методов ведения гибридных войн. Составные части гибридной войны: информационные войны, сетецентричные войны, торговые войны, войны за идентичность и войны исторических реконструкций, проксивойны. Культурное измерение гибридной войны. Характерные черты тактики ведения гибридных войн. Отличие гибридных войн от «цветных революций».

17-18. Манипуляции сознанием. «Окно Овертона» как технология «мягкой силы».

Окно Овертона как политическая теория и технология «мягкой силы». «Окно Овертона» – манипулятивная матрица политического менеджмента. Цели, задачи функции технологии применения «Окна Овертона». Механизм запуска политтехнологического процесса. «Окно Овертона» и технологии изменением общественного сознания. Стадии трансформации общественного сознания: перевод «немыслимого» в степень «радикального», информационный вброс, дрейф «радикального» в сферу «приемлемого», смысловое преображение и поиск исторического прецедента, переход «приемлемого» в «рациональное», перевод «рационального» в «популярное». Ангажированные эксперты, лоббистские группы, их роль. Эффект «карнавализации» и политическое шоу. Уничтожение прежнего политического сознания, переход «популярного» на уровень «актуальной политики», закрепление идеи как политической нормы или закона. Превращение виртуального в реальное. Механизм управление политическим сознанием и поведением людей. Пошаговое изменение массовых представлений населения как актуальный тренд в процессах глобального политического управления.